БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "ЮЩЕНКО-КРЫМ" - Продолжение. Решение Европейского Суда от 15.07.2010 года Ющенко и др. против Украины на русском.
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "ЮЩЕНКО - КРЫМ" ГлавнаяРегистрацияВход Воскресенье
11.12.2016
08:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Документация
 Продолжение. Решение Европейского Суда от 15.07.2010 года Ющенко и др. против Украины на русском. 

III. Предполагаемое нарушение ПУНКТОВ 1 и 2 статьи 6 Конвенции ОТНОШЕНИИ ТРЕТЬЕГО ЗАЯВИТЕЛЯ

79. Третий заявитель жаловался по пункту 1 статьи 6 Конвенции на несправедливость судебного разбирательства и продолжительность производства по его уголовному делу. В частности, он жаловался, что в отношении него не было соблюдена презумпция невиновности, предусмотренной пунктом 2 статьи 6 Конвенции, поскольку при рассмотрении дела первого заявителя суд в своем решении ссылается на третьего заявителя как соучастника преступления, Хотя третий заявитель принимал участие в рассмотрении дела в качестве свидетеля.

80. Он ссылался на указанную статью Конвенции, соответствующие положения которой предусматривают следующее:

Статья 6

«1. Каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, законом, который решит спор относительно его прав и обязанностей или установит обоснованность любого предъявляемого ему уголовного обвинения ...

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в законном порядке ».

А. Приемлемость

81. Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим причинам. Таким образом, она должна быть признана приемлемой.

В. По существу

1. Продолжительность производства

82. Третий заявитель отмечал, что продолжительность производства по его уголовному делу не была разумной. Он указывал, что он имел постоянное место жительства и работу, поэтому не было оснований объявлять его в розыск и останавливать производство по делу.

83. Правительство отметило, что представлению многочисленных жалоб и ходатайств, третий заявитель затягивал досудебное следствие и судебное разбирательство дела. В частности, шестнадцать раз он заявлял отвод судье по его делу, а также требовал отложения судебных заседаний, прекращения производства, возбуждение уголовных дел в отношении свидетелей и судей. Правительство также отметило, что производство по уголовному делу относительно третьего заявителя было остановлено в течение трех лет и семи месяцев в связи с тем, что его местонахождение было неизвестно. К тому же пятнадцать судебных заседаний в деле третьего заявителя откладывались из-за неявки свидетелей по делу. В итоге Правительство указало, что

 учитывая сложность дела и поведение третьего заявителя, продолжительность производства по уголовному делу третьего заявителя была разумной.

84. Суд отмечает, что производство по уголовному делу третьего заявителя продолжалось примерно шесть лет и два месяца (с 6 июня 2000 в 12 августа 2006) и включало досудебное следствие и рассмотрение дела в судах трех инстанций.

85. Суд также отмечает, что в течение четырех лет (с 6 июня 2000 в 1 июня 2004) производство было остановлено. Нет доказательств в подтверждение того, что третий заявитель скрывался в течение всего или части этого периода или принимались меры для его розыска. В частности, третий заявитель участвовал в качестве свидетеля в судебном заседании по уголовному делу в отношении его отца (см. пункт 35).

86. При таких обстоятельствах суд признает, что продолжительность производства по этому делу не отвечает требованию "разумного срока" и что, соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

2. Презумпция невиновности

87. Третий заявитель повторил ранее данные им аргументы.

88. Правительство отметило, что в ходе расследования уголовного дела относительно первого заявителя было установлено, что ему помогало еще одно лицо. Поскольку свидетели указали на третьего заявителя как на это лицо, 6 июня 2000 он был привлечен в качестве обвиняемого в совершении мошенничества. Впрочем, поскольку местонахождение третьего заявителя было неизвестно, производство по его уголовному делу было остановлено, и 21 января 2004 суд рассматривал лишь уголовное дело первого заявителя. Правительство настаивало, что выводы суда ограничивались лишь ссылкой на тот факт, что первому заявителю помогал его сын без признания вины последнего. Правительства указывало, что суд сослался на показания свидетелей о том, что третий заявитель помогал своему отцу в совершении «незаконных действий», однако это не могло нарушить принцип презумпции невиновности относительно третьего заявителя.

89. Суд повторяет, что принцип презумпции невиновности, закрепленный в пункте 2 статьи 6 Конвенции, является одним из составляющих права на справедливое судебное разбирательство. Принцип презумпции невиновности будет нарушено, если судебное решение или заявление представителя государства в отношении обвиняемого в совершении преступления отражает мнение о том, что он является виновным, тогда как его вина еще не доказана в соответствии с законом. Этого достаточно, даже при отсутствии какого-либо формального заключения, для предположения, что суд или соответствующее должностное лицо считает обвиняемого виновным в совершении преступления (см. среди других источников, решение по делу "Давир против Бельгии» (Deweer v. Belgium) от 27 февраля 1980, серия A № 35, стр. 30, п. 56, «Минелли против Швейца рии" (Minelli v. Switzerland) от 25 марта 1983, серия A № 62, п. 27, 30 и 37, «ально где Рибемон против Франции» (Allenet de Ribemont v. France) от 10 февраля 1995, серия А, № 308, стр. 16, п. 35-36, «Дактарас против Литвы» (Daktaras v. Lithuania), № 42095/98, п. 41-44, ECHR 2000-X, и «Матияшевич против Сербии» (Matijašević v. Serbia), № 23037/04, п. 45, ECHR 2006 ...). Вопрос о том, нарушает ли заявление представителя государства принцип презумпции невиновности, должен решаться с учетом конкретных обстоятельств, при которых было сделано соответствующее заявление (см. вышеупомянутое решение по делу Дактараса, п. 43).

90. В рассматриваемом деле, и первый и третий заявители были привлечены в качестве обвиняемых в совершении мошенничества, но дело касается третьего заявителя было выделено в отдельное производство и приостановлено в связи с тем, что он, как утверждалось, скрывался.

91. В своем решении от 12 января 2004, принятом в уголовном деле относительно первого заявителя, суд указал, что «6 мая 1998 после полудня [первый заявитель] по предварительной договоренности с иным лицом [...] незаконно завладел фотокопировальным устройством, принадлежал Л. ». Ссылаясь на показания свидетелей, суд установил, что первый заявитель вместе со своим сыном (третьим заявителем) пришел в офис Л., а третий заявитель помог отцу вынести фотокопировальных устройство в автомобиль. Хотя такие выводы могли создать впечатление, что третий заявитель считался соучастником, Суд отмечает, что выводы национального суда ограничивались установлением обстоятельств совершения преступления первым заявителем, а именно или был третий заявитель физически присутствовать в офисе Л., тогда как вопрос, имел третий заявитель намерение завладеть фотокопировальных устройством Л. путем совершения мошенничества или только помогал отцу, не выяснялся. Приговор суда от 12 января 2004 не содержал ни четких, ни даже косвенных утверждений о вине третьего заявителя в совершении мошенничества или любого другого правонарушения.

92. При таких обстоятельствах Суд считает, что нарушение пункта 2 статьи 6 Конвенции не было.

SP
Форма входа

Copyright MyCorp © 2016